Наталья Соколова для «РИА новостей» об угрозе флоре и фауне из-за аварии в Норильске

10 Июня 2020
Наталья Соколова для «РИА новостей» об угрозе флоре и фауне из-за аварии в Норильске 

Чрезвычайная ситуация с разливом дизельного топлива на ТЭЦ в Норильске угрожает местной фауне. Биологи утверждают: масштаб аварии слишком велик, окружающей среде нанесен непоправимый урон.

Загрязнение рек и берегов — далеко не все последствия аварии. "Нефтепродукты — вещества летучие, испаряясь, через дыхательные пути они попадают в организм и отравляют его. Токсичные соединения достигают отдаленных районов, из атмосферы проникают в почву и грунтовые воды, оседают на растениях, — объясняет эколог и председатель правления АНО "Равноправие" Наталья Соколова. — ЧП произошло в Арктической зоне, кормовая база здесь скудная. Животные не могут просто взять и массово мигрировать в безопасное место, так что в пищевой цепочке пострадает каждый". На территории, которая рискует подвергнуться заражению, зарегистрированы сотни видов растений, в том числе занесенные в Красную книгу, добавляет эколог.

По мнению Натальи Соколовой, стоит позаботиться о дополнительных запасах корма на не пострадавших территориях и принять меры по отпугиванию диких зверей и птиц, чтобы обезопасить их от токсичных выбросов.

Соколова уточняет: оценить реальный ущерб очень сложно. Специалисты в районе разлива отслеживают, насколько превышена ПДК — предельно допустимая концентрация вредных примесей. Но это касается только человека. "Мы не знаем, какую нагрузку способны выдержать другие компоненты экосистемы, так что делать прогнозы нет смысла".

В реки Амбарная и Далдыкан попало больше 21 тысячи кубометров топлива, площадь загрязнения — 180 тысяч квадратных метров. Экстренные службы сейчас ликвидируют последствия: устанавливают боновые заграждения, обрабатывают сорбентом грунт. Важно не допустить, чтобы ядовитое пятно распространилось по водным артериям Севера.

Пострадали не только эти реки: нефтепродукты достигли озера Пясино. "Пятен на поверхности не видно, но это не значит, что поток удалось сдержать. Токсичные вещества растворились и опустились на дно, а потом по реке Пясина пошли дальше, в Карское море", — объясняет кандидат биологических наук из Норильска, директор Научно-исследовательского института сельского хозяйства и экологии Арктики Зоя Янченко.

Ситуацию осложняет то, что Пясина — река очень быстрая, с высоким уровнем воды. Биолог Виталий Латка отмечает: дизтопливо движется по всей глубине, полностью отфильтровать его невозможно. "Вредные соединения осядут на прибрежных территориях, в озерах и болотах, что погубит все живое. Реки в тундре — кровеносная система. Если по артериям течет яд, это отравит все органы".

Первыми приняли на себя удар обитатели водных экосистем. В пресс-службе Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) объясняют: самые уязвимые — молодь. "Взрослые особи теоретически могут покинуть зараженную зону. В реке Пясина водится около 40 видов рыбы: лососевые, сиговые, сибирский осетр и хариус. Углеводородная пленка, образовавшаяся на поверхности, угрожает кислородным голоданием, опасным для жизни, — комментируют в ВНИРО. — Планктон и бентос погибнут, кормовая база обеднеет. О сроках восстановления говорить рано, с такой масштабной катастрофой мы еще не сталкивались. Целые поколения рыб могут просто исчезнуть".

Из наземных млекопитающих в опасности песцы, арктические зайцы, лемминги, полярные волки, белые медведи, грызуны, северные олени. Под угрозой и птицы — утки, гуси, лебеди, кулики. "Все особи на расстоянии нескольких десятков километров от реки погибнут, больше всего пострадают рыбоядные. Птицы даже вдали от аварии станут слабыми, уязвимыми, будут подвержены болезням", — предупреждает Владимир Латка.

Особое беспокойство у исследователей вызывает таймырская популяция дикого северного оленя, ранее одна из самых многочисленных. "Теперь их все меньше, в том числе из-за браконьерства. И вот еще один удар по этим животным, — говорит Латка. — Они постоянно мигрируют, преодолевают водные переправы. Загрязненная зона — риск для их жизни: северные олени любят лишайник, а он, как губка, впитывает химикаты. Животные отравятся, начнут болеть и умирать".

Пострадают и люди, особенно представители малочисленных коренных народов. "Для многих главный источник пищи — рыба, а ловить ее в зараженных водоемах опасно", — поясняет биолог.

Водные и наземные экосистемы вокруг Норильска находились в плачевном состоянии и до аварии. "Выбросы происходят регулярно, — говорит Зоя Янченко. — Качество воды в озере Пясино оставляет желать лучшего, там постоянно находят тяжелые металлы. Конечно, в местах сброса стоят очистные сооружения, но они не сильно помогают. Предприятия комбината работают бесперебойно, из-за этого над городом висит смог — местные называют его "голубой воздух". Многие годы ученых тревожат аномалии развития рыб, патологические изменения их репродуктивной системы, сокращение популяции фауны. Ситуация и без того непростая, а тут еще и крупная авария".

Компания "Норникель" заявила, что последствия разлива устранит за свой счет: "Не уйдет ни одного рубля из бюджетных средств". Зоя Янченко считает, что этого недостаточно. "Необходимо организовать научные экспедиции, регулярно мониторить окружающую среду. Посмотрим на состояние флоры и фауны лет через пять-десять. Арктические экосистемы восстанавливаются медленно, поэтому нужно рекультивировать территорию вокруг водоемов, занести грунт и высадить местные растения. Нет гарантии, что все сразу приживется, наверняка придется что-то подсаживать, в общем, предстоит много работы. Но животные не должны лишиться кормовой базы".

Биолог Латка добавляет: "В каждом квадратном сантиметре дна — сотни живых организмов, в кубическом сантиметре воды — несколько тысяч. А сколько пострадало рыб, птиц, грызунов, других млекопитающих…"

Ученые не сомневаются: восстановление затянется на десятилетия.

Источник: https://ria.ru/20200610/1572696142.html

Поделиться