Предпринимателей отодвинут от отходов

03 Июля 2020
Предпринимателей отодвинут от отходов 

Пандемия коронавируса и связанные с ней ограничительные меры поставили на паузу многие проекты в России. К примеру, на 2021 год была передвинута реформа расширенной ответственности производителя (РОП), в рамках которой предлагалось исключить для бизнеса возможность самостоятельной утилизации твердых отходов ввиду низкой вовлеченности предпринимателей в процесс. Действительно, сегодня предприятия перерабатывают менее 10% бытового мусора и упаковки. Несмотря на такой очень скромный показатель, и бизнес-объединения, и экоактивисты полагают, что утилизация отходов производителями может оказаться даже эффективнее, чем очередной обезличенный налоговый платеж.

Расширенная ответственность производителя существует с 2014 года и подразумевает, что выпустившее товар предприятие должно отвечать за утилизацию отходов, образовавшихся от него (преимущественно это упаковка). То есть либо переработать ее самостоятельно, либо поручить это специализированной компании, либо заплатить за нее государству экологический сбор. Институт был внедрен для повышения доли перерабатываемого в России коммунального мусора. В Послании Федеральному собранию президент РФ Владимир Путин поручил разработать и утвердить новую концепцию РОП до 31 марта 2020 года. Однако впоследствии Минприроды предлагает отложить реформу до конца 2021 года, ссылаясь на пандемию коронавируса и сложную экономическую ситуацию.

В частности, в марте ведомство Дмитрия Кобылкина предлагало за производство или ввоз упаковки взимать экологический сбор как за готовый товар, а нормативы ее утилизации повысить до 100%. То есть предполагалось заменить для бизнеса возможность самостоятельной утилизации отходов на уплату экосбора. Средства будут предоставляться российскому экологическому оператору. На эти деньги он будет выполнять нормативы утилизации, а также финансировать инвестпроекты в области обращения с отходами. Также обозначалось, что если производители инвестируют средства в строительство объектов обработки и утилизации отходов до вступления в силу поправок, то они смогут уменьшить величину уплачиваемого сбора в 2021 году на сумму вложенных средств. Однако эта сумма не может быть больше величины экосбора за следующий год.

Необходимость реформирования механизма в Минприроды объясняли низкой эффективностью РОП в период 2016–2019 годов. «Производители и импортеры товаров зачастую игнорируют выполнение обязательств по РОП, что приводит к невыполнению нормативов утилизации и низкой собираемости экологического сбора», – говорится в пояснительной записке к проекту. По оценке экспертов, в России свыше 250 тыс. предприятий производят и импортируют товары и упаковку. При этом в 2019 году лишь 15,1 тыс. из них предоставили отчеты о выполнении нормативов утилизации.

Низкие темпы реализации признают и в ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК). Там, в частности, указывают, что 42% всех твердых коммунальных отходов (ТКО) – это упаковка. Причем от общего объема в 30 млн т только 3,5 млн т извлекается для переработки. К примеру, сегодня перерабатывается лишь 3,8% стекла, 1,2% бумаги, 1,3% металла и 7,8% пластика, следует из совместного доклада РусПЭК и аналитиков Тиар-Центра. И это пока капля в море, если учитывать, что по нацпроекту «Экология» к 2024 году на переработку должно будет отправляться 36% бытового мусора вместо 7% в 2019 году.

Бизнес-объединения и некоторые эксперты полагают, что утилизация упаковки самим бизнесом вполне может быть эффективным механизмом. «Эффективным способом решения данной задачи является развитие механизма экологической (расширенной) ответственности бизнеса за утилизацию отходов упаковки», – полагают в Тиар-Центре. Самостоятельная утилизация или ее проведение подрядчиком позволит лучше контролировать расход средств на эти цели и избежать роста цен на упаковку, поясняла ранее исполнительный директор РусПЭК Любовь Меланевская. Она уточняла, что с 2016 по 2019 год в рамках прямых договоров члены ассоциации переработали 700 тыс. т упаковки.

Эксперты приводят в пример международный опыт бизнеса в обращении с отходами. «Система РОП была запущена в Евросоюзе в 1994 году с принятием директивы 94/62 «Отходы упаковки». За 26 лет страны Европы достигли впечатляющих результатов: сегодня в ЕС утилизируется около 68% упаковки, утратившей потребительские свойства. Бизнесу, самостоятельно реализующему РОП, удалось обеспечить кратный рост утилизации самых распространенных типов упаковки (стеклянной, картонной, пластиковой, металлической)», – сообщают в Тиар-Центре. Так, в Германии через бизнес-ассоциации по утилизации перерабатывается до 70% упаковки, во Франции – до 68%. Эффективная работа объединений подкрепляется весомыми штрафами. В частности, в Германии штрафы для уклонистов доходят до 200 тыс. евро, во Франции придется заплатить 7,5 тыс. евро за тонну неутилизированной упаковки. То есть, подчеркивают аналитики, государство контролирует участие бизнеса в РОП, но не замещает его работу по утилизации.

Еще одна проблема – как затраты на утилизацию для производителя отразятся на стоимости конечного товара. Считается, что экосбор приведет к повышению цен, поскольку его выплату нужно будет закладывать в стоимость упаковки и, как следствие, конечную цену продукта. Гендиректор компании «Сибирское стекло» Павел Бабошик ранее сообщил журналистам, что российские заводы, производящие стеклотару, при реализации реформы РОП должны будут увеличить свои расходы на производство продукции. «Для стекольной отрасли – 40 российских заводов, которые делают стекольную упаковку для молока, кофе, напитков, это значит, что эти 40 заводов на территории России должны увеличить свои расходы на 10,5 млрд руб. без налога на добавленную стоимость (НДС). А с НДС – это 13 млрд руб. в год. И на это будут удорожаться продукты», – приводит его слова ТАСС. Меланевская оценивала, что введение 100-процентных нормативов утилизации для товаропроизводителей приведет к удорожанию упаковки на 1–2% от себестоимости.

Населению РФ так или иначе придется оплачивать утилизацию отходов, признают эксперты, опрошенные «НГ». Другой вопрос, будем ли мы платить за сжигание мусора или за переработку отходов. При этом, по мнению руководителя направления по взаимодействию с органами власти ассоциации «РазДельный сбор» Анны Гаркушы, за бизнесом необходимо оставить функцию самостоятельной утилизации ТКО. «Это может быть даже более эффективный способ, так как производители будут стремиться к эффективной и оптимальной организации процесса, но государство должно их контролировать и сформулировать четкие правила игры», – подчеркивает она.

Более разумным представляется дифференцированный подход, при котором производителям тары и упаковки может быть предоставлено право самостоятельной утилизации при соблюдении определенных требований, чтобы предотвратить «фейковую утилизацию», соглашается член комитета по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты РФ Александр Багин.

Что касается расходов, продолжает Багин, при правильной организации рециклинг снижает затраты и может приносить дополнительный доход. «Оплачивая товары, в том числе тару и упаковку, мы фактически уже субсидируем их переработку и вправе рассчитывать на их безопасную утилизацию. Справедливое распределение ответственности между всеми сторонами – обязанность государства», – говорит он.

И у государственной утилизации, и у коммерческой есть свои плюсы и свои минусы, считает директор программы WWF России «Зеленая экономика» Михаил Бабенко. «Но в случае с бизнесом всегда есть экономический стимул вернуть инвестиции и напрямую с переработчиками взаимодействовать и контролировать, что, как и сколько. Если же речь идет о сборах, то в отсутствие прокрашивания платежей фактические расходы и целевое использование собранных средств остаются весьма непрозрачной историей», – считает эксперт.

«При утилизации упаковки производителями как за счет инвестиций в собственные мощности по переработке, так и за счет привлечения переработчиков очевидным плюсом являются отношения b2b (business to business, бизнес для бизнеса), способствующее развитию отрасли по обращению с отходами», – говорит зампредседателя комитета по переработке отходов «Деловой России» Наталья Беляева. По ее мнению, за счет b2b-отношений цена услуги вкажется ниже, чем сумма экосбора.

В то же время взимание экосбора и распределение собранных средств для компенсации компаниям-утилизаторам затрат позволяет централизованно собирать и распределять денежные средства, признает эксперт. «Среди минусов такой системы – низкая эффективность управления ввиду вероятной бюрократизации процесса. А также вероятность превращения целевого сбора в банальный налоговый платеж», – рассуждает Беляева.

По мнению гендиректора мусороперерабатывающего комплекса «КомЭк» Игоря Блюма, предложение производителей о прямых договорах с переработчиками имели бы смысл, если бы в России была развитая система сбора и переработки отходов, «но ее пока нет, она только формируется». Поэтому, по его мнению, «сейчас важна централизация средств».

Источник: https://www.ng.ru/economics/2020-06-30/4_7898_garbage.html

Поделиться